МОЛОДОЙ КОММУНИСТ КЕРЧИ
Воскресенье, 26.05.2024, 11:21
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма Входа
Время жизни сайта
...

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2013 » Июнь » 8 » Немцы О УНА-УНСО 2
16:57
Немцы О УНА-УНСО 2
1. Показания фельдфебеля Альфонса Паулюса о деятельности пункта «Абвер» в гор. Кракове, 24-29 сентября 1945 года

СОБСТВЕННОРУЧНЫЕ ПОКАЗАНИЯ военнопленного фельдфебеля германской армии ПАУЛЮСА Альфонса о деятельности пункта «Абвер» в гор. Кракове от 24-29 сентября 1945 года

Я, Альфонс Паулюс, родился 15 июня 1913 года в Неукирхене, район Трира. В 1933 году поступил на военную службу, сроком на 12 лет. После прохождения строевой службы в 21 и 42 пехотных школах в 1936 году меня перевели в Управление призывного района Марктредвитц, а в ноябре 1933 года в Управление призывного района Круммауна Молдау, где состоял в должности писаря-счетовода до января 1940 года.

При содействии господина ТАНЦЕР, сотрудника «Абвер» из Су-детской области, Управление «Абвер-II» главного штаба вооруженных сил Германии перевело меня в учебный полк особого назначения «Бранденбург», в котором я был писарем штаба с января 1940 г. до конца апреля 1941 г.

В мае 1941 г. я был переведен на пункт «Абвер» в гор. Краков, в подгруппу II (диверсии, восстания и террор).

В это время начальником пункта «Абвер» г. Кракова был подполковник ВИЗЕР, кадровый офицер. До организации краковского пункта «Абвер» он был начальником подгруппы в органе «Абвер» г. Бреславль. В августе 1941 г. стал командиром команды «Абвер»-202 при южной группировке войск, затем начальником пункта «Абвера» в Бреславле. Последнее время ВИЗЕР был начальником пункта «Абвера» XVII военного округа в г. Вене. Его семья живет в Бреславле. ВИЗЕР примерно 48 лет, стройный, шатен. Рост 185 см.

Пункту «Абвера» г. Краков подчинились пункты «Абвера» в гг. Варшаве, Люблине, а позже во Львове. Районом деятельности были генерал-губернаторство и Западная Украина.

В то время наш пункт имел следующие задания:

1. Разведка в русских областях Западной Украины.

2. Подготовка и проведение диверсий и саботажа в тылу русских.

3. Проверка военных предприятий в генерал-губернаторстве, борьба с польским движением сопротивления, связанным с русскими, использование показаний военнопленных и использование украинского национального движения в интересах Германии.

Я, по прибытии в пункт «Абвера» г. Кракова был зачислен в подгруппу II. Задачи этой подгруппы были:

1. Подготовка к выполнению заданий жителями Западной Украины.

2. Использование «мельниковцев» и «бандеровцев».

3. Разложенческая пропаганда в тылу русских.

4. Систематизация показаний русских военнопленных о настроении в Советском Союзе, о состоянии дорог и военных предприятий.

5. Организация охраны на военных предприятиях генерал-губернаторства.

6. Охрана нефтяных районов в Бориславе и Стрие.

7. Засылка агентов на русскую территорию и организация восстаний украинского населения.

8. Использование в интересах Германии украинской церкви. Начальником подгруппы II был подполковник ЭРНСТ цу ЭЙКЕРН, которому я и подчинялся.

ЭЙКЕРН по специальности банковый служащий, в 1937 г. поступил в армию в качестве младшего офицера пункта «Абвера» г. Бреславля. Из подгруппы II., где он руководил агентами, действовашими против поляков, был переведен начальником в подгруппу II Краковского пункта «Абвера», после ликвидации которого стал начальником подгруппы II в команде «Абвера» 202-Б.

После присоединения 202-Б команды к штабу южной группировки войск ЭЙКЕРН стал командиром абверовского полка «Курфюрст» в Бранденбурге, затем принял от полковника ШТОЛЬЦЕ руководство отделом Восток II Управления «Абвера» в штабе вооруженных сил Германии в Берлине…

ЭЙКЕРН назначил меня начальником финансовой части подгруппы II, и я ведал кассой «Абвера». Через меня осуществлялась финансовая связь с «мельниковцами» и «бандеровцами». Несколько раз я ездил инспектором учебных лагерей. После перевода подполковника Эрнста цу ЭЙКЕРНА в «Абвер» команду 202-Б мне пришлось расформировывать подгруппу II в Кракове, Люблине и Львове.

Благодаря этой работе мне стало известно о деятельности «Абвера» следующее:

В Кракове самой важной задачей было использование «бандеровцев» и «мельниковцев» для работы против России.

Группы «бандеровцев» носили название по имени своего начальника. Их целью было создание самостоятельной Западной Украины. Для достижения этой цели они сообща действовали с немецкими войсками. Связь с нами осуществлялась II-м Управлением «Абвера» и Краковским пунктом «Абвера», который по указанию главного штаба вооруженных сил использовал «бандеровцев» на заданиях.

Сам БАНДЕРА находился в Берлине при главном штабе вооруженных сил. Я его однажды видел в Кракове, на совещании, а затем сопровождал его при переводе в Берлин, где я его передал полковнику «Абвера» Восток II в августе 1941 года.

Подполковник Эрнст цу ЭЙКЕРН сообщил мне позже, что БАНДЕРА был арестован «СД», но потом был освобожден и направлен в ОКВ для дальнейшей совместной работы.

Одновременно с БАНДЕРОЙ в Берлин мною был доставлен и его заместитель СТЕЦКО…

Впервые мне пришлось иметь дело с бандеровским отрядом в первый месяц моей работы в Кракове. Ко мне был направлен некий ФАБЕР, который должен был получать ежемесячно деньги для бандеровцев. Для точной справки я спросил у подполковника ЭЙКЕРНА, что это за люди и какое отношение они имеют к «Абверу». Мне было сказано, что бандеровские отряды работают по заданиям «Абвера», дают своих людей для выполнения отдельных заданий на русской территории (Западная Украина) и для охраны заводов в генерал-губернаторстве. Эти деньги шли на нужды отрядов, на содержание семей тех людей, которые находятся в учебных лагерях, и т. д.

ФАБЕР осуществлял связь между бандеровцами и пунктом «Абвера». Сумма ежемесячно составила 5000 рублей, 10000 злот. 3000 пенго, 4000 крон.

ФАБЕР приезжал ко мне и по другим случаям, если, например, ему надо было кого-либо отправить из их людей в лазарет, и т. д.

Местом встречи с ним в служебное время был пункт «Абвера», а в свободное время - конспиративная квартира в Серено снятая на имя доктора ЭНДЕРС (псевдоним подполковника ЭЙКЕРНА для бандеровцев).

Для свободных посещений пункта «Абвера» ФАБЕР имел пропуск. По этому же пропуску он получал и германские продовольственные карточки.

ФАБЕРУ примерно 34 года, рост 172 см, блондин, овальное лицо, темная кожа, стройный, хорошо говорит по-немецки. ФАБЕР - его псевдоним. Настоящая фамилия мне не известна…

БАНДЕРЕ около 30 лет, рост 175 см, белокурый, мощного телосложения, нос немного с горбинкой. Он проживал вместе с ФАБЕРОМ в Кракове…

Украинцы, подобранные ФАБЕРОМ, направлялись в учебные лагери в Криница, Дукла, Барвинк, Команоца. Эти учебные лагери были замаскированы под лагери трудовой повинности. Для большей конспирации от польского населения людей, содержащихся в этих лагерях, часто выводили на прокладку грунтовых дорог, выкорчевку леса и др. работы.

Начальником всех учебных лагерей был оберлейтенант АРЕНДТ, который позже был заменен капитаном ВОЛЬФ и лейтенантом ЭГГЕРС. Оберлейтенант АРЕНДТ был переведен в полк «Бранденбург»...

Учебный полк «Бранденбург» подготовлял преподавателей для учебных лагерей. Это были люди преимущественно из бывшей польской Верхней Силезии, которые говорили по-украински или по-польски.

В учебном лагере в Кринице было около 120-150 украинцев. Начальником лагеря был зондерфюрер БРЕУЕР, житель Бреслава, где он был преподавателем в торговом училище. До начала войны с Польшей БРАУЕР работал на пункте «Абвера» подгруппа II в Бресла-ве. После расформирования лагеря в Кринице, он был направлен подполковником ЭЙКЕРН в команду «Абвер» 202-В, а позже стал начальником «Абвер» - отряда на южном участке Восточного фронта. В его подчинении были унтер-офицер Гергард ФОК и ефрейтор МАСЛОВСКИЙ.

Самым большим учебным лагерем был лагерь в Дукле. Это было поместье. Начальником лагеря был фельдфебель ФАЛЬБЕРГ. В его распоряжении были ефрейтор АРЕНДТ, унтер-офицер УНТЕРШУТЦ и еще один ефрейтор. В лагере обучалось от 200 до 300 человек. Начальниками лагеря в Каманеца были унтер-офицеры ЯРОШ. Этот лагерь был на 100-150 человек.

Лагерь в Барвинске был самым маленьким, руководителем которого был унтер-офицер КИРХНЕР. В лагере Барвинска было 100-150 человек. Бандеровцы направлялись в лагери Дукла, Команепы, Бар-винск, а мельниковцы в Криницу.

В этих лагерях обучение было чисто пехотного порядка. После окончания обучения всех распускали на прежние места работы. Холостых посылали на охрану заводов генерал-губернаторства, в подчинение «Абвера».

Особое обучение проходили украинцы из Западной Украины, занятой русскими. Для них были созданы 4-недельные курсы «Абвера» в Аленцзее (Бранденбург). После этого их использовали на особых заданиях по установлению важных военных предприятий, переход через демаркационную линию и т.д. Если этих людей снабжали радиоаппаратом, то с этой целью они проходили еще специальный курс радио в подгруппе «Абвера» 1. Переброской через демаркационную линию и получением сведений руководили резиденты пункта «Абвер» подгрупп Н. Егер, Дюрр и ФЛЕЙШЕР.

Переброска через линию большей частью происходила через Словакию и Венгрию. С началом войны с Россией обучавшиеся в лагерях бандеровцы были направлены в Неухеаммер (Заган) и там приданы к частям полка «Брандербург», Таким образом, было созданы еще два отряда «Соловей» и «Шахтер» (Бергман). Начальниками этих отрядов были оберлейтенанты ГОРЦНЕР и ОБЕРЛЕНДЕР. Под Винницей оба отряда понесли большие потери, вследствие чего были с фронта отозваны и расформированы.

При вступлении германских частей во Львов, бандеровцы воспользовались возможностью и на открытом собрании провозгласили Западную Украину свободной, а правителем СТЕПАНА БАНДЕРУ. Президентом был поставлен СТЕТЦКО. И БАНДЕРА и СТЕТЦКО при этом присутствовали. От «Абвера» присутствовали подполковник ЭЙКЕРН и его сотрудник профессор доктор КОХ, уроженец Галиции, прекрасно владевший украинским языком. Под конец собрания - доктор КОХ произнес по-украински речь. Все это произошло без ведома генерал-губернаторства. По указу из генерал-губернаторства СТЕТЦКО и БАНДЕРА были арестованы, а на подполковника Эрнст цу ЭЙКЕРН и профессора КОХА была подана жалоба в ОКВ.

БАНДЕРА и СТЕТЦКО были переданы на пункт «Абвера» в Кракове, откуда я доставил их в Берлин…

Использование остальных бандеровцев было поручено подполковнику ЭЙКЕРН и его заместителю капитану ЛАЗАРЕК. Они оба вели переговоры с представителями бандеровцев. Встречи происходили на пункте «Абвера» или на конспиративной квартире. При встречах обсуждались место и метод проведения бандеровцами наших заданий. Сюда же поступали от ФАБЕРА списки тех людей, которые входили в состав отрядов, для направления на территорию России.

Для выполнения заданий по использованию бандеровцев имелись еще 3 резидента. Они находились на связи у подполковника ЭЙКЕРНА. Они должны были, главным образом, поддерживать связь с отдельными бандеровскими группами и выбирать местности, подходящие для переброски людей.

Резидентами являлись:

1. САЛЛАБА, псевдоним «Егерь», примерно 33 лет, блондин, серые глаза, длинное узкое лицо, стройный, рост 172 см. САЛЛАБА родом из Егендорфа, там проживала его жена. К моему приезду в Краков, САЛЛАБА уже работал как резидент. Он приходил один раз в месяц в пункт «Абвера», приносил донесения и получал деньги. В экстренных случаях его вызывали в пункт по телефону. Он получал в месяц 600 злотых, а за особо хорошие донесения получал дополнительно по 100 злотых. САЛЛАБА жил за городом в районе Комоноза и выдавал себя за инженера. В его обязанности входила переброска агентов через линию и связь с ними. Во время войны против России, он перешел на службу в учебный полк «Бранденбург». Позднее он использовался по линии «Абвера» в Крыму. Из Крыма, под руководством оберфельдфебеля Германа, вместе с несколькими лицами из полка «Бранденбург» и кавказскими агентами, САЛЛАБА был направлен на задание в глубокий тыл, в район Тифлиса. С этого задания никто из этой группы не вернулся.

Как уже было отмечено выше, САЛЛАБА ведал переброской агентов, это были «бандеровцы», направляемые на территорию, занятую русскими. Чаще всего агенты перебрасывались из Словакии или Венгрии. Это я узнал от капитана ЛАЗАРЕК, он был младшим офицером подгруппы II в Кракове, часто ездил к САЛЛАБА и на границе ожидал результата переброски. Переброска агентов происходила регулярно с мая 1941 г. по июль 1942 г.

2. НОГЛИНСКИЙ, кличка «ДЬЕР» - при моем прибытии в Краков уже работал в качестве резидента. От фрейлен МЕЗЕР, сотрудницы подгруппы II в Кракове, которая раньше работала машинисткой у подполковника Эрнст цу ЭЙКЕРН в пункте «Абвера» в Бреславле, я узнал, что НОГЛИНСКИЙ использовался органами «Абвера» в Бре-славле в качестве агента еще до начала похода в Польшу. НОГЛИНСКИЙ проживал в г. Катовицы и работал у фирмы «Рух-А.Г.», в которой работали целый ряд агентов, в числе них были и директор филиала фирмы в Кракове (Адольф Гитлер плац). НОГЛИНСКИЙ жил в г. Катовицы у своей сестры. Его звали «буби». Он был холост, 32 года, блондин, вьющиеся волосы, круглое лицо, рост 172 см., коренастый. Его обязанности совпадали с обязанностями агента САЛЛАБА. Он так же получал в месяц 600 злотых и иногда получал дополнительную оплату за некоторые донесения. Впоследствии НОГЛИНСКИЙ перешел в учебный полк «Бранденбург». Во время моей службы в пункте «Абвера» в Кракове я однажды поехал в Каттовицы для покупки некоторых мелочей для агентов (бритвы, кисточки для бритья, зеркала, пероч. ножики и т. д.). НОГЛИНСКИЙ посоветовал мне обратиться к его сестре, которая имела знакомства среди торговцев в Катовицах и могла оказать ему содействие в покупке этих вещей. Его сестра проживала на окраине г. Катовицы, в направлении к Кракову, ее адрес можно узнать в фирме «Рух-А.Г.» (в этой фирме работал НОГЛИНСКИЙ. Этот адрес также известен фрейлен ЗАЖЕЦКОЙ, секретарше подполковника ВИЗЕРА в Кракове, которая проживает в Бреславле у своих родителей).

3. ФЛЕЙШЕР (кличка не известна) - до перевода в пункт «Абвера» в Кракове, был в учебном полку «Бранденбург». Он работал агентом у САЛЛАБЫ и выполнял его задания. Он получал 300 злотых в месяц. ФЛЕЙШЕР уроженец округа Рыбник (Вер. Силезия) и по словам фрейлен МЕЗЕР еще до начала похода в Польшу работал, как агент в «Абвере» в Бреславле. Подробности об агентах были известны фрейлен МЕЗЕР, в ведении которой находились личные дела агентов. Фрейлен МЕЗЕР жила у родителей в Сибилленорт, недалеко от Бреславля. После расформирования подгруппы II, в Кракове МЕЗЕР была машинисткой в «Абвере» II отдел «Ост» в ОКВ в Берлине. Закончив свою деятельность в Кракове ФЛЕЙШЕР перешел в полк «Бранденбург».

Встречи с этими агентами происходили в служебном помещении «Абвера» или на конспиративной квартире. «Абвер» - помещался в здании воеводства на Вокзальной улице. Конспиративная квартира помещалась на ул. Серено Фена, 7, 2-й этаж. Дом принадлежал фирме «Франк А. Г.» (торговля кофе). Квартира была снята на имя д-ра Эндерса, телефон также записан на его имя. В нижнем этаже жил управляющий домом с семьей, по национальности поляк. Я сам жил на конспиративной квартире, я ходил в штатской одежде. Агенты находящиеся временно в Кракове также жили в этой квартире. Убирала квартиру украинка из группы МЕЛЬНИКА, она жила на Грюне-глассе недалеко от комитета помощи украинцам, звали ее Анна. За работу она получала 100 злотых. Квартира стоила 180 злотых. Квартплата передавалась прямо на текущий счет фирмы Франк. После расформирования подгруппы II конспиративная квартира была передана подгруппе III, находившейся в ведении майора фон КОВАЛЬ, который использовал ее в тех же целях для своей работы.

После отъезда из Кракова я больше ничего не слышал о группе БАНДЕРЫ. Летом 1944 г. 1-Ц 2-й армии майор ДЕДКИНД сообщил отряду «Абвера» 205, что в районе ХХ корпуса через линию фронта перейдут… из отряда «Тараса Бульбы». По показаниям перебежчиков этот отряд подвергался преследованию со стороны НКВД, был очень потрепан, не имел боеприпасов и продуктов и просил помощи у немцев. В это время я находился в отряде «Абвера» 205, который расположился в Фиановичи, в 12 км. западнее Дрогичина. Отряд 205 получил от майора Дедекинд приказ перебросить несколько агентов в отряд «Тараса Бульбы» через р. Припять (примерно в 30 км. южнее Дрогичина) вместе с перебежчиками из этого отряда и на месте проверить правильность показаний перебежчиков. Лейтенант ЛАУЕР, младший офицер отряда «Абвера» 205, я и человек восемь агентов направились в ХХ корпус для того, чтобы там осуществить переброску людей. Однако это мероприятие не было осуществлено, так как пришло сообщение, что остатки отряда через 1-2 дня перейдут на сторону немецких войск. После этого отряд 205 получил приказ от отдела 1-Ц сконцентрировать всех перебежчиков. Эта задача была поручена лейтенанту ХАСЕЛЬМАН (младшему офицеру отряда 205), который собрал всех перебежчиков из этой группы в одном селении, недалеко от Фиановичи. Я был там 1-2 раза, доставляя лейтенанту Хасельман обмундирование, которое я получил в армейском складе в Брест-Литовске. У ХАСЕЛЬМАНА собралось человек 120 перебежчиков. От него я узнал, что отряд «Тараса Бульбы» принадлежит к бандеровцам.

ХАСЕЛЬМАН скомплектовал из них новые группы, провел выборы новых руководителей, обучал их обращению с немецким оружием. В лесу. К югу от Дрогичина, между каналом и рекой Припять были устроены тайные склады для боеприпасов и продовольствия. Группа при наступлении Красной Армии осталась на освобожденной территории в лесном и болотистом районе к западу от складов оружия и боеприпасов, восточнее деревни Малориты. Это я узнал от лейтенанта ХАСЕЛЬМАН, который руководил этой операцией…

Во время моей деятельности в пункте «Абвера» в Кракове существовало еще другое украинско-национальное движение, которое использовалось «Абвером», - эта группа под руководством полковника МЕЛЬНИК. Эта группа состояла, главным образом, из эмигрантов, с приходом русских бежавших в Польшу, центр ее находился в Кракове на Грюнегассе,12. Эта группа для маскировки носила название «Комитет помощи украинцам». Большинство членов этой группы были представителями интеллигенции Западной Украины. Они имели связь с эмигрантами в Праге, Вене и Берлине. Один раз я ездил в Прагу, чтобы доставить несколько человек из этой группы из Праги в Краков....

Я поехал в Прагу с одним человеком из группы Мельника. Это был врач, он жил в Кракове на Внешнем кольце, недалеко от кино "СС". В Праге мы простились возле вокзала Вильсона, так как я хотел зайти к своей жене, которую вызвал в Прагу. Через два дня возле того же вокзала я встретил врача с его людьми. Полковник Мельник был руководителем этой группы. Я его никогда не видел. Как рассказывал подполковник Эрнст цу Айкерн, Мельник жил в Берлине и был связан с ОКВ. Его заместителем и руководителем "Комитета помощи украинцам" в Кракове был подполковник Сушко. Он и его заместитель доктор Сулятицкий работали в тесном контакте с подполковником Эрнстом цу Айкерном и получали от него задания. Их люди проходили обучение в лагере в Кринице. Однажды, когда подполковник Айкерн уже не работал в пункте «Абвера» (ноябрь 1941 года), туда пришел человек, попросивший предоставить ему поддержку и медицинскую помощь. Он сообщил, что является участником группы Мельника, что пунктом «Абвера» был направлен в тыл русских и что Айкерн имеет о нем подробнейшие сведения. Он рассказал, что попал в плен к русским, был отправлен на Восток, но в пути следования бежал и перешел на сторону немецких войск. Подполковник Сушко подтвердил правильность свидетельств этого человека.

После начала похода против России, группа МЕЛЬНИКА регулярно поставляла пункту «Абвера» переводчиков, которых передавали в войсковые части. Группа МЕЛЬНИКА всегда работала по заданиям немцев и позднее «бандеровцы» выступали против нее. Зондерфю-рер БАРГЕЛЬ из подгруппы II, сообщил мне, что люди МЕЛЬНИКА использовались на русской территории главным образом в качестве пропагандистов, сам он заботился о подборе для них пропагандистского материала. БАРГЕЛЬ сам составлял проекты пропагандистских листовок и направлял их через подгруппу II в Берлин на утверждение и для печати... После перехода немецкими частями демаркационной линии пункт «Абвера» помог группе Мельника получить два легковых автомобиля. Сушко, д-р Сулятицкий и Кобзарь получили с помощью подгруппы II постоянные удостоверения или паспорта, которые давали им право перехода через бывшую демаркационную линию...

Когда в июне 1941 г. была создана команда «Абвера» 205-Б, то группа МЕЛЬНИКА передала этой команде КОВАЛЬСКОГО и еще несколько человек. Эти люди находились в команде все время. В ноябре 1942 г. полковник СУШКО выехал в команду «Абвера», находившуюся в то время в районе гор. Винница для получения заданий от подполковника ЭЙКЕРН. Мне об этом сказал один из шоферов подгруппы II, который отвозил туда Сушко. После занятия Львова Сушко создал там филиал «Комитета помощи украинцам» и с того времени постоянно ездил из Кракова во Львов и назад. Филиал комитета находился во Львове, недалеко от помещения воеводства…

В Кракове, главным связным между пунктом «Абвера» и «Комитетом помощи украинцам» являлся украинец КОБЗАРЬ. Группа МЕЛЬНИКА имела связь с управлением генерал-губернаторства, через полковника БИЗАНЦ и правительственного советника д-ра ФЕЛЬ. Оба являлись в управлении руководителями отделов: отдел заселения и обеспечения. Встречи этих лиц с представителями группы МЕЛЬНИКА происходили в помещении пункта «Абвера» или на конспиративной квартире на ул. Серено Фене…

Кроме групп БАНДЕРЫ и МЕЛЬНИКА пункт «Абвера» или также команда «Абвера» 202 использовала украинскую православную церковь. В учебных лагерях генерал-губернаторства проходили подготовку и священники украинской православной церкви, которые участвовали в заданиях наряду с другими украинцами. Это проводилось с согласия церкви. Подполковник Эренст цу ЭЙКЕРН рассказывал мне один раз, что украинская православная церковь стоит на стороне украинских националистов и придерживается их политической линии...

По прибытии во Львов с командой 202-Б (подгруппа II) подполковник ЭЙКЕРН установил контакт с митрополитом украинской православной церкви. Митрополит - граф ШЕПТИЦКИЙ, как сообщил мне ЭЙКЕРН, был настроен прогермански, предоставил свой дом в распоряжение ЭЙКЕРНА для команды 202, хотя этот дом и не был конфискован немецкими военными властями. Резиденция митрополита была в монастыре, во Львове. Вся команда снабжалась из запасов монастыря. ... Я на короткое время был в монастыре, чтобы поговорить по военным делам с профессором д-ром Кохом и правительственным советником Фелем. Профессор д-р Кох сказал мне при этом, что Айкерн и митрополит советуются каждый день между собой и он бывает на этих совещаниях как переводчик. Обедал митрополит, по обыкновению, вместе с Айкерном и его ближайшими сотрудниками. Позднее Айкерн как начальник команды и руководитель отдела ОСТ, приказал всем подчиненным ему отрядам устанавливать связи с церковью и всецело поддерживать её...

Ст. лейтенант ОБЕРЛЕНДЕР к моему прибытию в Краков, уже работал в подгруппе. Большей частью он занимался вопросами, связанными с группами БАНДЕРЫ и МЕЛЬНИКОВА, в начале войны против России собрал украинцев на учебном плацу в Нейхаммере под Загон и месте с оберлейтенантом НИТЦЕР руководил на Украине по подготовке групп повстанцев «Нахтигаль» и «Бергман». Позднее, как мне известно, он руководил отрядом «Абвер» на Востоке. ОБЕРЛЕНДЕРУ 32 года, рост 178 см., блондин, плотное телосложение, быстрые нервные движения и жесты. По профессии он был доцентом университета в Праге, где и проживала его семья....

Альфонс ПАУЛЮС.

ЦА ФСБ. Ф. 100. ОП. 11. Д. 8. Л. 117-137

2. Показания офицера «Абверкоманды 202» Зигфрида Мюллера, 19 сентября 1946 года…В 1940 году, во время моей работы в 4-ом отделе (гестапо) Главного управления имперской безопасности Германии, один из лидеров украинских националистов - Мельник посещал начальника 4-го отдела Шройдера в его служебном помещении гестапо, где получал необходимые указания по работе.

Мельника я сам часто видел в стенах гестапо, а со слов Щройдера мне было известно, что он предложил Мельнику создать в Берлине «Управление по украинским делам», деятельность которого направлялась бы немецкой разведкой. От того самого Шройдера я знал, что гестапо старалось путем создания «Управления по украинским делам» в Берлине консолидировать украинское националистическое движение и через Мельника поставить его под свой постоянный контроль.

Вопрос: Мельник дал согласие возглавить «Управление по украинским делам»?

Ответ: Да, и такое управление в Берлине было создано при участии только сторонников Мельника. Однако в конце 1940 года, т.е. после переговоров Мельника со Шройдером, я перешел на работу в абвер, в связи с чем мне были известны состав и практическая работа «Управления по украинским делам».

Вопрос: Какие были отношения между Мельником и Бандерой в «Управлении по украинским делам»?

Ответ: Припоминаю, что во время беседы Мельника со Шройдером последний предложил Мельнику договориться с Бандерой о его участии в работе «Управления по украинским делам». Шройдер говорил, что кадры украинских националистов нужны будут Германии для использования их на Востоке, под общим руководством Главного управления имперской безопасности Германии по работе среди украинского населения.

В ноябре 1940 года я перешел работать в Абвер, где узнал, что Мельник кроме связи с гестапо работает в германской военной разведке. Он являлся резидентом «Абверштелле-Берлин». Об этом я знаю, поскольку сам работал в должности референта по разведке против СССР в «Абверштелле-Берлин».

Вопрос: Откуда Вам это стало известно?

Ответ: Я работал в 1-м разведывательном отделе «Абвершталле-Берлин» на должности референта по разведке против СССР. Вместе со мной в одном кабинете работал капитан Пулюи, у которого Мельник был на личной связи и представлял ему разведывательные данные о Советском Союзе. Все шпионские сведения про СССР Мельник получал от своих сторонников - украинских националистов на территории Западной Украине, а также от резидентуры в г. Новый Золь (Чехословакия). В делах Пулюи я видел личное обязательство Мельника о сотрудничестве с «Абверштелле-Берлин» с приложением его фотографии. Пулюи работал с Мельником под псевдонимом «Доктор Кухерт». Псевдонима Мельника по Абвершталле я не знаю. Из «Абвершталле-Берлин» меня направили на восточный фронт в немецкие военные разведывательные органы, в состав абверкоманды-304.

Вопрос: Тут Вы сталкивались с деятельностью украинских националистов?

Ответ: В абверкоманде-304 - нет.

Вопрос: А позднее?

Ответ: В 1944 году, когда меня перевели из абверкоманды-304 в абверкоманду-202, я снова узнал о подрывной работе против СССР украинских националистов, только уже не мельниковских, а бандеровских сторонников. В абверкоманде-202 мне лично приходилось контактировать работу немецких разведывательных органов с украинскими националистами.

Вопрос: От кого Вы имели задание связаться с украинскими националистами?

Ответ: В октябре 1944 года меня откомандировали из абверкоманды-304 в распоряжение пехотного училища в г. Либаву. Не желая ехать на эту работу, я воспользовался своим коротким отпуском для поездки в Берлин, где встретился со знакомыми офицерами генерального штаба немецкой армии. По моей просьбе капитан Ламерау отменил направление меня в Либаву и направил в абверкоманду-202, дислоцировавшуюся в то время в г. Кракове. В отделе 1-Ц генерального штаба германской армии я получил полную информацию о военном положении на участке центральной группы войск германской армии и проходящих переговорах нашей разведки с украинскими националистами о совместной борьбе против Красной Армии.

Вопрос: Какие указания вы получили в отделе 1-Ц?

Ответ: Заместитель начальника отдела 1-Ц генерального штаба по делам разведки капитан Ламерау и капитан Штольце сообщили мне, что в октябре 1944 года начальник абверкоманды-202 капитан Кирн установил связь с южным штабом УПА и проводит с украинскими националистами переговоры о привлечении повстанческих отрядов УПА к проведению диверсионной работы в тылу Красной Армии под руководством абверкоманды-202. По прибытии на место я должен был помочь капитану Кирну в этой работе и воспользоваться предоставленными нам возможностями вербовать кадры из украинских националистов для диверсионной работы в тылу Красной Армии. Ламерау и Штольце возлагали большие надежды на помощь украинских националистов в проведении подрывной работы против СССР и считали, что при хорошей организации и руководстве отрядами УПА можно будет нарушить планы советского командования при наступательных операциях.

Вопрос: Когда вы прибыли в абверкоманду-202?

Ответ: На работу в абверкоманду-202 я прибыл 1 декабря 1944 года и приступил к выполнению своих служебных обязанностей. Во время встречи с капитаном Кирном последний рассказал мне, что в октябре 1944 года он имел встречу со связными южного штаба УПА, вместе с которыми на участке абверотряда-206 перешел линию фронта и вел переговоры с южным штабом УПА.

Вопрос: Где дислоцировался тогда южный штаб УПА?

Ответ: Как мне говорил капитан Кирн, южный штаб УПА расположен в лесах горной местности, недалеко от г. Львова. Персональный состав штаба УПА он мне не называл, однако содержание переговоров передал подробно.

Вопрос: Что вам известно о содержании переговоров капитана Кирна в южном штабе УПА?

Ответ: Командование УПА дало капитану Кирну принципиальное согласие на совместное с немецкой разведкой проведение работы в тылу Красной Армии, но со своей стороны поставило такие условия:

германские власти должны освободить из-под домашнего ареста Степана Бандеру и всех находящихся в немецких лагерях украинских националистов;

Германия гарантирует создание «Самостийного Украинского государства»;

немецкая армия обеспечивает повстанческие отряды украинских националистов обмундированием, вооружением, средствами связи, медикаментами и деньгами.

Что же касается практической работы по организации диверсий в тылу Красной Армии украинские националисты поставили такие условия:

немецкие разведорганы должны создать на оккупированной немцами территории диверсионные школы для украинских националистов и вести обучение выделенных УПА националистов радиосвязи и военной подготовке;

диверсионные группы украинских националистов будут подчиняться абверкоманде-202 в оперативном отношении, а в остальном подчиняются и остаются в ведении штаба УПА.

Имея соответствующие полномочия генштаба немецкой армии, Кирн принял условия украинских националистов и со своей стороны поставил перед УПА условия германского командования. Они сводились к следующему:

южный штаб УПА представляет в распоряжение абверкоманды-202 такое количество диверсантов, как это считает необходимым командование абверкоманды-202;

право комплектования диверсионных групп из этих лиц абверкоманда-202 оставляет за собой, определяет место и объекты для диверсий.

Кроме того, штаб УПА должен представлять абверкоманде-202 все имеющиеся у него шпионские сведения о Красной Армии, а также информацию об общей деятельности украинских националистов в тылу Красной Армии, на участке южной группы войск немецкой армии, т. е. на участке от Варшавы до румынской границы.

Южный штаб УПА согласился с этими условиями, и было принято решение об обмене представителями для связи между абверкомандой-202 и южным штабом УПА. Должность офицера связи от абверкоманды-202 в южном штабе УПА Кирн предложил занять мне.

Вопрос: Кого из украинских националистов прислали для связи с абверкомандой-202?

Ответ: В конце 1944 года представителем южного штаба УПА в абверкоманде-202 был назначен профессор Данылив, по кличке «Орёл», приблизительно 43-х лет, среднего роста, крепкого телосложения, чернявый, свободно владеет немецким, французским, английским языками, раньше работал профессором философии во Львовском университете. Он имел офицерский чин УПА - полковник.

Вопрос: Какую подрывную работу против Советского Союза проводил Данылив вместе с немцами?

Ответ: Он оказывал содействие командованию абверкоманды-202 в вербовке, обучении и комплектовании диверсионных групп из украинских националистов и перебрасывании их в тыл Красной Армии для осуществления диверсий. В декабре 1944 года главное управление имперской безопасности освободило из заключения Степана Бандеру, который получил под Берлином дачу от отдела 4-Д гестапо. Бандера с того времени находился под персональным надзором и работал по указанию вновь назначенного начальника отдела 4-Д оберштурмбанфюрера Вольфа. В том же месяце Степан Бандера прибыл в распоряжение абверкоманды-202 в г. Краков и лично инструктировал Данылива, а также подготовленную нами агентуру, направляемую для связи в штаб УПА. Таким образом, диверсионная работа, которую проводили в тылу Красной Армии украинские националисты, была санкционирована Степаном Бандерой и проводилась под руководством немецкой разведки.

Вопрос: Вы лично встречались с Бандерой в деле разведки?

Ответ: Да. По случаю приезда Бандеры в абверкоманду-202 капитан Кирн устроил банкет на вилле нашей команды, которая находилась по Гартенштрассе 1 (возле краковского стадиона), на котором выступали с речами Бандера, капитан Кирн и профессор Данылив. Там я познакомился с Бандерой, а потом через несколько дней встретился с ним уже на деловой почве. 27 декабря 1944 года я подготовил группу диверсантов для переброски её в тыл Красной Армии со специальным заданием. Эта группа состояла из трех украинских националистов - Лопатинского, «Демеда» и одного радиста, фамилии которого не помню. Степан Бандера в моем присутствии лично инструктировал этих агентов и передал через них в штаб УПА приказ об активизации подрывной работы в тылу Красной Армии и налаживании регулярной радиосвязи с абверкомандой-202. Я был представлен группе как офицер абверкоманды-202, назначенный на должность офицера связи в штаб УПА с тем, чтобы когда я прибуду в штаб УПА, они смогли меня узнать как представителя абверкоманды-202. Вся группа Лопатинского, переброшенная мною в тыл Красной Армии немецким самолётом с краковского аэродрома в район г. Львова, имела при себе для передачи в штаб УПА один миллион рублей, медикаменты, обмундирование, взрывчатку и рацию.

Вопрос: Была ли установлена радиосвязь между абверкомандою-202 и штабом УПА?

Ответ: Радиосвязь абверкоманды-202 со штабом УПА существовала еще с октября 1944 года, но эта связь осуществлялась с помощью сороковаттной радиостанции с позывными «Вера». Считая рацию в 40 ватт весьма мощной, что могло привести к прослушиванию на большом расстоянии и его расшифровке, мы послали с группой Лопатинского трёхваттную станцию, которая бы могла безопасно действовать продолжительное время. Насколько мне известно, группа Лопатин-ского в штаб УПА не прибыла и мы считали, что она при посадке ликвидирована контрразведкой Красной Армии.

Вопрос: Какую подрывную работу в тылу Красной Армии проводила абверкоманда-202 вместе с украинскими националистами?

Ответ: Из пяти диверсионных школ, имевшихся в распоряжении абверкоманды-202, одна, руководимая мною школа «Мольтке», вплоть до апреля 1945 года готовила кадры диверсантов исключительно из числа украинских националистов. Вербовку диверсантов проводили сотрудники профессора Данылива с офицерами абверкоманды-202. Кроме того, авберотряд-206, который входил в состав абверкоманды-202, имел непосредственную связь через линию фронта с повстанческими отрядами УПА в Карпатских горах. Из этих отрядов мы черпали диверсионную агентуру, обучали её в своих краткосрочных школах, а потом использовали для диверсионной работы в тылу Красной Армии.
Просмотров: 525 | Добавил: Roland | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Не забудьте
Новости
Архив записей
Друзья сайта
  • сайт СССР
  • Сталинец
  • Каталог сайтов с прямыми ссылками

    Белый каталог сайтов Белый каталог
    Каталог сайтов БКНС Мир электроники
    Статистика